SUSANIN

108 подписчиков

Свежие комментарии

  • Елена Бреслова
    отмазывают нелюдей! что может родиться у таких тварей?! Правда что ли, что израненная собака могла кинуться на девоче...Собака, лишившаяс...
  • Владимир
    "Ветер грозил перенести огонь на близлежащий барак, в котором располагалось 8 квартир." Как на зоне. 21 век..Пожар угрожал жил...
  • Anatoly Levintov
    Возможно какие то улицы затоплены, но говорить вся Ялта в воде глупо . Ялта расположена амфитеатром, большая часть на...Улицы Ялты скрыли...

Дмитрий Сурнин: во всем нужно общественное согласие

Дмитрий Сурнин: во всем нужно общественное согласие

Дмитрий Сурнин руководит Минстроем Удмуртии уже два года. Направлений работы у министерства много – строительство, ЖКХ, решение проблем обманутых дольщиков, ремонты в учреждениях соцсферы, градостроительная политика, энергетика, тарифное регулирование, благоустройство территорий. Информационное агентство «Сусанин» пообщалось с главой ведомства и выяснило, когда будет принята стратегия пространственного развития Ижевска, можно ли было отказаться от повышения тарифов «Ижводоканала» и когда удастся забыть про точечную застройку.

 - Два года в должности министра строительства. Совпали ли ожидание и реальность? Настолько ли удобное министерское кресло, как кажется со стороны?

- Когда я приступал к работе, все мне сочувствовали и говорили, что кресло будет очень неудобным, потому что Минстрой нельзя назвать министерством прорыва, здесь множество накопленных проблем и взаимосвязанных отраслей. Плюс мы практически по каждому направлению выступаем регулятором, а это всегда процесс, участники, компромиссы и балансы интересов. Отрасль животрепещущая, рисков и проблем много.

Сказать, что дискомфортно – неправильно. С точки зрения внутреннего самочувствия я скорее комфортно себя чувствую. Это не связно с тем, что я большой начальник, это связано с тем, что моя внутренняя стихия всегда жаждала изменений и перемен, участия в чем-то грандиозном.

Здесь благодаря хитросплетению всех процессов и участников удовлетворяется эта жажда изменений. Нельзя сказать, что у нас все хорошо получается и все процессы отточены до мелочей. Я вижу проблемы. Но неопределенности стало меньше.

Не нам судить, получается или нет, но если крупными мазками, то мы строим социальных объектов больше, чем в соизмеримых регионах. Бывают затяжки, мы этого не скрываем. Но и со стороны руководства республики я вижу поддержку меня лично, команды, и от этого крылья появляются. Ну и плюс оценка президента, которая прозвучала в январе, о том, что строительная отрасль у нас уверенно себя чувствует.

Обратная связь говорит, что и общественность меньше волнуется, и у застройщиков есть понимание, что происходит сегодня, и что будет происходить в ближайшем будущем.


- Как удалось наладить отношения с застройщиками?

- Надо вести себя прогнозируемо, а значит по-партнерски, не заигрывать, но и не вставать в позицию начальника. Слышать, находить компромиссные варианты и точки соприкосновения. Это общие фразы, но за каждым проектом стоит поиск возможного и невозможного. Мы можем по каждому застройщику или по каждому их проекту разобрать каждый портфель и увидеть, где мы шли навстречу, где они шли навстречу. Не хочется говорить штампами: но мы всегда открыты к диалогу, ключевое — это поставить некие рамки возможного или невозможного.

Всем понятно, что точечная застройка отмирает. Но мы не можем от нее отказаться одномоментно, потому что у нас есть существующий генплан, есть пустые места, есть собственники земельных участков, у которых есть планы, есть законодательство и среда, которая поощряет инвестпроекты в виде строительства. Но в то же время есть важная социальная часть.

Изначально у нас хорошая база, на основе которой можно говорить о том, что всем достаточно комфортно и есть понимание, куда развиваться. Осталось донастроить эту историю. Мы даем импульс развитию территории, прилегающей к Ижевску, в виде Города оружейников и микрорайона Знак. В то же время мы поощряем и работаем над тем, чтобы территория внутри микрорайона Ипподромный застраивалась организованно. Мы находим совместные решения, в том числе, вместе с общественниками, чтобы учесть наличие парков, скверов, бульваров. С нашей стороны мы поощряем и приветствуем инициативы застройщиков вкладываться земельными участками в строительство социальных объектов, они готовы на это. Наша часть – это участие бюджетами и программами и содержание этих объектов.

До 2017 года в Ижевске около двух десятилетий не строились школы. Сегодня уже две сдано и строится третья. Мы планируем школу в микрорайоне Столичный. Плюс две школы, которые мы планируем строить в селе Октябрьский и поселке Первомайский.

Новые микрорайоны развиваются благодаря тому, что есть общественное согласие – каждый понимает, что только частные инициативы инвестора или только запрос общественности при отсутствии финансирования не может решить ту или иную проблему. Поэтому мы находим площадки, и самое главное - у нас есть понимание, каким образом и в каком направлении будет развиваться город в ближайшие 10-15 лет. У нас есть территории, которые будут осваиваться комплексно, а это миллионы квадратных метров. Мы видим задачу, чтобы это жилье было комфортным: современным, с удовлетворением запросов горожан на инфраструктуру и общественные пространства.

Если конкретизировать: мы поставили задачу тому же МУП «Ижводоканал» учитывать в своей инвестиционной программе межквартальные сети, которые направлены на развитие комплексной застройки. Это существенно снижает себестоимость строящегося жилья и облегчает вход инвестора в проект. Есть порядка 10 территорий комплексного освоения, которые существенно улучшат архитектуру и комфортность микрорайонов.


- Например, какие?

- Самая большая территория – это улицы 40 лет Победы, Бабушкина, 10 лет Октября и Ленина. Участок раньше был границей города, там располагались сады-огороды. Уже лет 20 по генеральному плану в перспективах это зона жилой застройки. И мы регулярно проводим совещания о том, как будем оживлять этот микрорайон, чтобы он был комфортным, а не хаотичным, как, к сожалению, случилось на Холмогорова.

Яркий пример, как мы хотим, чтобы развивалось, это то, как застраивают район «Новый город» на улице Фруктовой. Это пример комфортности проживания. Сейчас еще мало что видно для горожан, проект только начинается, но там появляется общественная территория, запланирована небольшая площадь, которая будет центром притяжения, запланированы деловые активности в виде бизнес-центров и каких-то локаций для малого и среднего бизнеса, чтобы это был полный цикл активности гражданина. Чтобы он здесь жил, ходил на работу, и была возможность для досуга. Такая самодостаточная территория. Это пример, к чему мы должны стремиться.

Мы договорились сделать то же самое с микрорайоном Ипподромный. Там одна часть – огороды, а другая – бараки и индивидуальные жилые дома. Общественность говорила, что там достаточно хаотично идет застройка, мы провели большую работу и договорились, каким образом будем застраиваться микрорайон. Там будет большая школа на 1200 мест, садик на 400 мест, бульвар, будет пущен общественный транспорт и понятно, как будут расположены парковочные места. Общественное согласие достигнуто.

Критики скажут, что это только на бумаге. На самом деле очень важно договориться, как это будет. Изменить то, что мы сегодня заложили в документ и подписали в виде постановления правительства, будет достаточно сложно.

У нас есть микрорайоны, которые строятся в поле, в том числе возле «Леруа Мерлен», так называемый микрорайон Красная горка. Сегодня там ничего нет, но через 10 лет там будет уже порядка 150 тыс. квадратных метров. У нас есть территории в центре города, которые деградируют десятилетиями – вдоль Карла Маркса слева и справа ниже БЦ «Найди» напротив «Аксиона» сейчас будет активно застраиваться историческая часть. Безусловно, там не будет высотной застройки. Справа микрорайон, который также будет в ближайшее время активно развиваться.

Ижевск еще 10-15 лет назад представлял из себя эти разрушающиеся деревянные дома, особенно в центре. Нельзя за 1-2 года, и даже за 5 изменить облик. Но очень важно создать предпосылки, чтобы он развивался так, чтобы это было комфортно. А это всегда диалог и поиск лучших решений.


- Как строительный рынок перенес пандемию?

- С точки зрения жилищного строительства мы идем уверенно, выполняем программу с легким перевыполнением. Мы и в этом году выполним, есть хороший задел на то, чтобы мы выполнили программы по строительству и в следующем. Что значит программа? Конечно, определяет рынок. Нам люди говорят: куда вы строите? Но у нас к окончанию строительства практически нет пустых квартир. Это тоже показатель того, что рынок жилья востребован. Другой показатель – в 2020 году по отношению к 2019 рост выдачи ипотеки составил 40%. Понятно, что это произошло за счет федеральных программ – сельской ипотеки, льготной ипотеки под 6,5%. Но это также говорит о том, что у нас есть потребность в жилье.

Обеспеченность в Ижевске – 22 метра на человека. В среднем в России – 26. Средний комфортный показатель в Европе или комфортных городах – 32-35 квадратных метров. Если мы в сегодняшней экономической ситуации достигнем порядка 28 «квадратов», спрос начнет падать. И мы видим это в других регионах, где обеспеченность выше. Они уже не могут строить такими темпами, даже при помощи льготных ипотек. Потому что граждане уже не нуждаются в таком количестве жилья. А у нас этот задел есть – у нас низкая база. У нас для этого неплохая ситуация, в том числе, со стоимостью жилья. Да, безусловно, эскроу-счета повлияли на цены. Безопасность чего-то стоит. Система эскроу-счетов – это, по сути, страхование от плохого нерадивого застройщика, который взял риски на себя, но переоценил свои возможности. Банк берет риски через выдачу кредитов под проектное финансирование, соответственно происходит удорожание. Также удорожание произошло за счет всплеска ипотеки. Мы не разогнали предложение под появившийся спрос.

Поэтому мы должны сделать большее предложение. Чтобы не один дом точечно построился, а микрорайон на 50-100 тыс. кв. м. Один застройщик это сделать не сможет. Поэтому должно быть несколько участников на территории. Мы к этому идем.


- Ижевск активно застраивается, но возникает все больше проблем с пробками. При выдаче разрешения на строительство учитывается ли потенциальная нагрузка на транспортную сеть?

- Переход от одного образа жизни к другому не происходит в год, два или пять. Это отражается через призму планирования, которое утверждается какими-то документами, например, в виде генплана. Сейчас мы заходим в более комфортное оформление в лице стратегии пространственного развития, которая включает в себя большую часть ответов на вопросы по благоустройству и запроса общественности на комфорт. Генплан является техническим документом и может распаковываться для пояснения только квалифицированными людьми, не говоря уже про Правила землепользования и застройки и проекты планировки. Это такой специфический набор.

Стратегия – это как бы генплан в картинках. Там большую роль играют сегодняшние технологии – отслеживание миграции человека в рамках одного пространства – где он ездит, где совершает покупки. Все эти данные сегодня доступны и анализируемы. Из этого можно сделать более-менее объективную картинку и решать вопросы комфорта: сделать дорогу или карман, поставить или убрать светофор, сделать одностороннее движение или развязку?

Важная составляющая – транспортные артерии. У нас неплохая дорожная сеть, но она имеет изъяны. Например, у нас 22 реки, и это значит, что ландшафт изменяющийся. Просто так проложить дорогу, выкопав котлован и создав пирог, не получится. Нужны переходы, путепроводы, а это кратно дороже. 


- Необходимо ли корректировать генплан?

- Генплан – очень неплохой документ, он отражает многие сегодняшние запросы. Он подлежит уточнению с учетом изменяющихся запросов и ситуации. Например, сжимающиеся производственные площадки. Что там должно быть? Это должны быть зоны деградации, которые мы не будем замечать, либо это будут сплошь деловые центры, либо это будет смешанная застройка – деловая и жилая? Как привлечь сюда людей, как привлечь сюда инвесторов, каким образом сюда доставить общественный транспорт? Очень интересная работа, которую мы сейчас ведем и активно вовлекаем общественность.

В связи с пандемией эта дискуссия несколько прервалась. Но с точки зрения специалистов городских и республиканских служб эта работа не останавливалась. Поэтому есть наработки и видение, как это изменить.

Есть какие-то локальные предложения – Софьи Ковалевской и Репина с выездом на 10 лет Октября. Мы занимаемся дублером Холмогорова от Фруктовой до Воткинского шоссе и понимаем, что на это надо колоссальные деньги. Мы договаривались с застройщиками, которые строят в той части, что они будут участвовать в строительстве дороги. Пусть пока в техническом варианте, но нам это позволит сделать заход в государственные проекты. Это существенно облегчит работу. Мы знаем, что у жильцов Виктории парк очень сложный выезд через Щорса и заезд с Воткинского шоссе. Мы говорим – будет вот такой выезд при утверждении нового проекта планировки и вхождения туда инвестора. Это всегда поиск компромиссов.


- Когда будет принята стратегия пространственного развития?

- В июне. В марте начнется публичная часть. Стратегия пространственного развития – это не ответ на вопрос «где строим?», это вариативность. Это описание проблем, которые есть, а дальше все вместе мы должны их решить. Это опять же институт общественного согласия, мы должны сказать: развиваемся вширь или развиваемся внутрь. Понятно, что развитие вширь стоит намного дороже, это строительство новых дорог и сетей.

Если развиваться внутрь, то что нужно сделать, чтобы это было качественно и комфортно? Давайте вместе думать: как, где, каким образом это сделать, чем мы обладаем? Если сказать: это ваша (Минстроя – прим. ред.) проблема, организуйте и все, с такой системой отношений априори невозможно ничего сделать. Да, у нас во многом патерналистские настроения в обществе. Но это еще одна часть ответственности – не задвинуть их на задворки и не отмахнуться, но и не увлечься в дискуссии, ничего не делая, потакая таким настроениям. Мы должны видеть, куда мы двигаемся, объяснить, почему мы двигаемся сюда, почему этот путь наиболее оптимальный и выверенный.

Стратегия пространственного развития в активной фазе будет с марта по май с вовлечением всех заинтересованных сторон. Нужно находить точки, особенно в вопросах настройки общественного согласия. Как мы будем жить в городе, как мы будем жить во дворе. Мы во дворе должны научиться договариваться – построить детскую площадку или парковку, если у нас одна единица денежных средств. Это не конкретные партии или политики нам не дают принять решение, это мы сами не можем прийти к общественному согласию. А дальше масштабируем до микрорайона, района, города.

Может я говорю пафосные слова, но многие вещи можно делать более качественно. Я был председателем ТСЖ, был председателем Ассоциации ТСЖ. Мне не верили, что отдельные вещи возможны, сейчас они уже работают, и мы знаем примеры общественных активностей. Тут то же самое. Вопрос, каким образом будет развиваться транспортная система, завязан, в том числе, на стратегию пространственного развития – как мы договоримся. Мы будем проспект Калашникова делать? Мы будем какие-то участки развивать или просто напишем письмо Президенту России Владимиру Владимировичу Путину и скажем: нам нужно 100 млрд рублей, и будем тихонько ждать, сидя в заторах по часу на работу и по часу с работы.


- В 2019 году Удмуртия столкнулась с нехваткой квалифицированных подрядчиков на ремонт и строительство соцобъектов. Как решался этот вопрос?

- У нас была дискуссия внутри правительства, думали привлекать внешних игроков – Татарстан, Москву, еще кого-то. Но приняли решение использовать внутренние ресурсы. На сегодняшний день нельзя сказать, что всё настроено, в том числе по исполнению проекта по строительству ФАПов. Проблемы есть и объективные, и субъективные, в том числе связанные с тем, что у нас уровень организации работ, компетенций подрядчиков не позволили сделать всё в запланированные сроки. Но это не патовая ситуация. Федеральную программу мы закроем до 1 апреля. Сейчас ведутся переговоры о том, что свои объекты мы будем достраивать до лета.

Это всё отголоски 2013-2014 года, когда строительный рынок схлопнулся и все ушли в другие отрасли. Строительный рынок, особенно с точки зрения госзаказа, не совсем стабильный. В том числе на решение этого вопроса поставлены нацпроекты – видна перспектива. И рынок уже адаптировался.

Кроме нацпроектов, в 2019 году стартовал еще и «Большой ремонт». Он был сопоставим с объемами стройки. Понятно, что в один год у нас не получилось это сделать, мы сделали за два года. В этом году часть будет продолжена, силы строителей и их уверенность крепнут. Сказать, что мы работаем на отлично – нет, на хорошо – вряд ли, но Владимир Владимирович отметил, что строительный рынок вырос на 40% за последние три года. И это статистика, ее не обманешь.

Строителям есть работа и есть еще перспективы для роста компетенций. У нас сейчас сформирован запрос к системе образования на квалифицированные кадры.


 - Сколько в итоге ФАПов сдали в 2020 году?

- До конца годы было введено 11 из 88. Согласно законодательству, в случае, если до 31 декабря не смогли все выполнить, допускается возможность устранить замечания по целевому показателю до 1 апреля. До 1 апреля 52 ФАПа, на которые выделены федеральные деньги, будут сданы. К 1 марта строительные работы были завершены на 34 объектах. Не все сразу получается, есть недоделки, это рабочий процесс.

Кроме того, у нас есть республиканская часть, мы по ней начинаем сдачу в марте. Деньги на это республика выделила еще в прошлом году, они находятся в учреждениях для оплаты. Какую-то часть мы будем сдавать чуть позже. Решение принято с учётом того, что работы по наружным сетям и благоустройству целесообразно выполнять в теплое время года. Важно, чтобы это была действительно качественная работа. Это во главе угла. А если мы вошли в октябрь в стройку, в ноябре заливали фундамент, это, конечно, неправильно. Раньше мы просто не могли приступить к работам, потому что надо торговать сначала проектирование, потом строймонтаж. А у этих процедур есть свои сроки.

Так развивалась ситуация, я не хочу сказать «ну вот так получилось». При этих обстоятельствах мы считаем благоразумным лучше не выполнить в сроки, которые задала нам федерация, но сделать качественно. Поэтому идем на это сознательно. Будем сдавать без какой-то нездоровой кампанейщины.


- Будет ли продолжаться «Большой ремонт»?

- Он продолжается в сельских районах в рамках Года села, но по 1-2 объекта. Мы закрыли главную головную боль – у нас теперь не текут крыши и в окнах не сифонит. Отремонтировали школы и детские сады, где-то больницы. Упор делали на объекты образования.

Сейчас мы уже думаем о комплексном подходе. Если заходим на объект, то должны поменять инженерные сети, полы, провести косметический ремонт в классах и так далее. Это будет 1, максимум 2 объекта в каждом районе.

Мы изначально говорили о том, что история с «Большим ремонтом» связана с продажей электрических сетей. Деньги кончаются, говорить о том, что у нас полно источников – тоже неверно. И задача ставилась за эти деньги –решить максимальный комплекс проблем. Чтобы здания не разрушались, чтобы они были энергоэффективными и продолжали функционировать, чтобы в них было комфортно. Во многих районах делали и районные дома культуры. Это говорит о том, что потребность с точки зрения объектов образования была уже закрыта.


- Как решается проблема обманутых дольщиков?

- Проблема появилась еще в 2000 годы, но реализация пошла при нас, от нас требовались большие усилия. Если у нас было порядка 700 обманутых дольщиков, то за два года мы уменьшили количество в два раза. В июле выдадим ключи последним обманутым дольщикам, у которых имелись недостроенные дома. И останутся обманутые дольщики, где достраивать нечего. Их обманули, но достроить их дома не получается. Это порядка 180 дольщиков. И это одна из лучших ситуаций в стране. У нас по каждому дольщику сейчас есть дорожная карта. Мы решаем вопрос в том числе за счет федеральных земель. Нам удалось в кратчайшие сроки перевести федеральные земли, на сегодняшний момент они находятся в распоряжении Удмуртской Республики. И сейчас проектом планировки мы закрепляем территории и выставим на торги для того, чтобы можно было максимально комфортно разместить здания.


- Можно ли было избежать повышения тарифов «Ижводоканала»?

- Когда мы вырабатываем решение, должны понимать, улучшится или ухудшится ситуация. Можно не принимать решение о тарифах, и ситуация будет ухудшаться. Это тоже решение – не принимать решение, но и последствия от него есть. Так было в течение 10 лет по «Ижводоканалу».

В Гордуме Ижевска я тоже выступал против повышения тарифов, но только лишь по одной части – дайте нам понимание, куда будут потрачены деньги. Сейчас, работая здесь, я на этот вопрос для себя ответил. Какие у нас пути: ничего не делать и наблюдать за разрушением, либо подумать, как исправить ситуацию с ветхими сетями. Оптимизировать? Оптимизировали, все равно не получается. Значит, идем дальше. Мы сравнили ситуацию с регионами – у нас самый низкий тариф и хуже всех ситуация по износу и аварийности. Это влияет на комфорт? Да. Что делать? Давайте попросим деньги у федералов, и они их дадут. Не дали. Давайте три раза попросим – не дали. Что дальше? Существует механизм? Существует. Почему мы им не пользуемся? Тариф в Кировской области либо такой же, как у нас после поднятия, либо чуть выше, но средняя зарплата ниже. Тариф в Нижнем Новгороде – выше, а зарплата чуть-чуть выше. Тариф в Ульяновске выше, а зарплата ниже.

Мы активно работаем над привлечением средств и из федерального бюджета. На сегодняшний момент включили Ижевск в федеральный проект «Чистая вода», благодаря которому в этом году получим 127 млн плюсом к инвестпрограмме водоканала. Всего по нацпроекту в обновление основных фондов сферы водоснабжения до 2023 года привлечем 1,8 млрд руб., 288,9 млн руб. – в текущем году. Мы договорились, что приступаем в этом году к строительству КНС, которая с 1983 года была не достроена. Сдача объекта снимет вопрос аварийности, особенно в паводковый период, когда городская система водоотведения не справляется. На самом деле это не строительство, а достройка и реконструкция, но с учетом уже современных технологий. Неправильно оставить этот вопрос нерешенным. На эти цели планируем привлечь из федерального бюджета 1,5 млрд руб. 2,3 млрд руб. федеральных средств будут вложены в строительство коммунальных сетей и дорог в районах комплексной жилой застройки Ижевска и Завьяловского района.

 

- Планы по развитию строительной, коммунальной, энергетической отраслей Удмуртии?

- Несмотря на пандемию, я бы сказал, что в 2020 год был успешен для нашего министерства и отраслей, которые мы курируем. С точки зрения коммуналки, мы нашли точки соприкосновения с федеральным центром, с их возможностями. В поселке Новый существенно поменяли систему отопления и горячего водоснабжения. В Завьялово перезапустили систему отопления, сделав новую котельную. Если говорить о коммунальном секторе, то вектор направлен на развитие государственно-частного партнерства в виде концессии, либо принятие и реализацию инвестпрограмм МУПов и ГУПов. Мы будем операторами. У нас есть институт поддержки – Агентство по энергосбережению, которое ищет возможности софинансирования инвестпрограмм. С точки зрения тарифного регулирования смотрим так, чтоб это было на балансе, из множества источников, а не просто за счет граждан.

С точки зрения энергетики мы регулируем сетевиков, видим здесь укрупнение и консолидацию сетевого хозяйства. Это разумный шаг, и результаты этого есть. Количество аварий снижается, время на устранение аварий сокращается, надежность растет. Понятно, что и здесь есть над чем работать.

С точки зрения тарифного регулирования, надо понимать, что рост каждый год на 3-4% будет. Так работает экономика. В каких-то муниципальных образованиях рост будет чуть выше за счет инвестпрограмм.

В строительстве мы вышли на тот уровень, на котором хотелось бы остаться. Это хороший задел, в этом году начинаем строить две поликлиники в Можге и Воткинске. Мы активно строим спортобъекты, в том числе в этом году должна начаться реконструкция ледового дворца «Ижсталь», если найдем формулу финансирования. Работаем над этим.

Если в 2018 году у нас было порядка 3 млрд рублей на капстроительство, уже спустя год объем капвложений вырос почти вдвое. В 2020 году достиг более 6 млрд рублей только по объектам государственного заказа. Если сюда добавить нацпроекты по переселению, благоустройству, концессии и лизинги, то около 9 млрд рублей. Строительный рынок активизировался и уверенно смотрит в будущее.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх