SUSANIN

59 подписчиков

Свежие комментарии

  • Сергей ххххххххх
    А у нас ,что режим ЧС объявлен??????,не одевал и не собираюсь, пусть попробуют оштрафоватьВ Роспотребнадзор...
  • Лев Нецветаев
    Хабаровская малость в стороне...25 человек погибл...
  • Валентина
    "Строго режима ?" Совсем обалдели судьи ? Миллиарды воруют и дают гораздо меньше и не "строгого режима "....... Ну по...За кражу продукто...

«Кадровик» правительства Удмуртии Ирина Макарычева рассказала в «Кофемолке» как её «затянул» Ижевск

«Кадровик» правительства Удмуртии Ирина Макарычева рассказала в «Кофемолке» как её «затянул» Ижевск

Ижевск. Удмуртия. Советник по кадрам председателя правительства Удмуртии Ирина Макарычева рассказала в «Кофемолке» как её «затянул» Ижевск. Её восхитило небо над республиканской столицей.

Макарычева, которая является профессиональным психологом, заявила, что ей никогда не отказывали в приёме на работу. Также объяснила, почему у нас так мало женщин во власти и поделилась своим отношением к тому, что находится в рейтинге самых влиятельных людей республики.

YouTube

(null)



Энвиль Касимов: Как вы завтракаете?

Ирина Макарычева: Три чашки кофе.

Э.К.: Какая у вас первая запись в трудовой книжке?

И.М.: Няня в детском саду. Я не поступила в ленинградский университет и год работала в детском саду, а уже потом поступила в университет в Ярославле.

Э.К.: Ярославль – красивый город?

И.М.: Волшебный! Он был не столь волшебен, когда мы там учились. Это промышленный город с заводами в центре, в этом он похож на Ижевск. Исторической части в нашей юности было немного, это уже к тысячелетию города начали всё реставрировать, восстанавливать. Город стоит на Волге, и набережная красоты невероятной. Это мой самый любимый город в России.

Э.К.: У меня Ярославль ассоциируется с купеческой русской культурой и с песней «Мохнатый шмель».

И.М.: Нет, «Мохнатый шмель» – это, скорее, Кострома. Я прожила там два с половиной года после университета. Там как раз находится та набережная, где снимался фильм «Жестокий романс».

Э.К.: Как на вашей карте появился Ижевск?

И.М.: Абсолютно случайно. В нашей школе появился человек, который жил в Ижевске. Мне стало любопытно, я приехала сюда прочитать лекцию в институте. Лекций я читала много во все времена, просветительскую функцию психологов никто не отменял, но здесь меня поразили люди и то, как они меня встречали. Другой такой благодарной и восприимчивой аудитории я не знаю. Меня это просто потрясло. Я приехала в Ижевск ещё раз, и ещё, и так меня затянуло. В мае будет 8 лет, как я работаю в Ижевске.

Э.К.: Удивительно, что вас так увлёк город, в котором нет ни большой реки, ни древнего кремля…

И.М.: Здесь высокое небо и дышится легче, чем в других городах, где я бывала. Я всем рассказываю об этом, но мне никто не верит. Я даже посты в соцсетях писала об этом.

Э.К.: Женщин во власти мало?

И.М.: Во власти очень сложно. Там нужно уметь держать удар. Общество позволяет женщине быть слабой, но во власти нужно быть четырежды сильной, чтобы выдерживать эмоциональное давление. Тебя будут пытаться сломать, перетянуть на свою сторону. И не будут щадить потому, что ты женщина. Скажу вещь, которую психологам не положено говорить. Достаточно сложно тягаться с мужской логикой, достаточно прямолинейной.

Э.К.: Но в европейской политике мы видим много женщин, даже министры обороны и премьер-министры есть. Как так получается?

И.М.: Матриархат наступает. Возможно, раньше женщины руководили странами через мужей, а сейчас – напрямую. Но все эти женщины демонстрируют достаточно мужское поведение, не зря в их адрес применяют термин «железная леди». Внешне это женщина, но внутри – мужчина. Сейчас пишут книги и снимают сериалы о самой известной «железной леди» Маргарет Тэтчер, и мы видим, какой ценой ей далось удерживать власть.

Э.К.: С кем вам легче работать – мужчинами или женщинами?

И.М.: С мужчинами проще, потому что они прямолинейнее. Они, как правило, не додумывают то, чего ты не хотел сказать. Женщина придумает то, чего ты не имел в виду. Но, в общем, мне всё равно.

Э.К.: Какие поступки людей вас удивляют?

И.М.: Меня до сих пор удивляет двуличность. В фильме «Театр» героиня Вии Артмане говорит: «Взял паузу – держи». Какой ты есть, таким и будь всегда, в любой ситуации. А когда человек в одной ситуации предъявляет себя таким, а в другой – другим, я не понимаю этого. Не понимаю, как можно не иметь стержня. Могут быть вариации поведения, но вариаций тебя быть не может.

Э.К.: Как вы встретились с Александром Бречаловым, как он вас нанял на работу?

И.М.: Предложение мне поступило от Александра Свинина, а это случилось после того, как он повстречался с финалистами конкурса «Лидеры России», один из которых – мой коллега, партнёр. И когда речь зашла о том, что правительству республики нужен хороший HR (директор по персоналу, если сильно упрощать), он сказал, что у него есть знакомый прекрасный психолог, который понимает в персонале, в людях, в обучении, в развитии. Так всё и началось.

Э.К.: В рейтинге удмуртской элиты вы занимаете одну из топовых позиций – 33-е место. Как вы попали в элиту?

И.М.: Я только что увидела этот рейтинг, для меня это новость, которую я ещё не переварила. Не знаю пока, как к этому относиться – я на это не рассчитывала.

Э.К.: Почему же не рассчитывали? Вы ведь действительно влияете на формирование нового политического и экономического ландшафта Удмуртской Республики.

И.М.: Я понимаю, что от моей работы много ожидают. Я хочу повлиять, хочу, чтобы было честно, чисто, хорошо, перспективно, позитивно – только так можно развиваться. Я работаю в Ижевске и хочу, чтобы на городе и регионе это отразилось хорошо.

Э.К.: А что значит «хорошо»? Когда вы сможете сказать себе «Я сделала Ижевску хорошо?».

И.М.: Я занимаюсь кадровой политикой – консультирую по поводу подбора кадров в правительство республики. И мне хочется, чтобы люди понимали, что такое работа в органах власти, что такое управленческая работа – не важно, во власти ли, на производстве или в коммерческом предприятии. Хочу, чтобы всё это было прозрачно, без домыслов и кумовства. Чтобы результат работы был для сотрудника важнее его личных корыстных интересов.

Э.К.: То есть сегодня нельзя устроиться на работу в органы власти по звонку «через знакомого»?

И.М.: Нет, нельзя. Нужно доказать, что ты можешь. Мы ввели практику испытательных сроков. Я сама это называю тест-драйвом. Кстати, я сама устраиваюсь на работу именно так – беру себе испытательный срок, недели две работаю за просто так, чтобы понять, подходим ли мы с работодателем друг другу, одинаково ли понимаем цели и методы, совпадают ли наши ценности (как бы пафосно это ни звучало). Адаптационный период на новом месте длится 21 день, за это время человек на новом месте успевает сориентироваться, что к чему, и понять, нужно ли ему оставаться на этом месте. Потому что занять должность много ума не надо, но ведь потом нужно работать эффективно и нести ответственность за то, что ты делаешь.

Э.К.: Чиновник сегодня практически ругательное слово. Что нужно сделать, чтобы изменить это?

И.М.: Мне кажется, это системе необходимо стать более открытой. Со стороны кажется, что в органах власти люди ничего не делают, только бумажки перекладывают, плодят дикие законы, зарплату большую получают и ещё воруют. А когда ты входишь внутрь системы, то видишь совсем другие зарплаты и другие трудозатраты. Закрытость всегда порождает домыслы. Но любая система не была бы жизнеспособной, если бы не решала какую-то задачу. Бюрократия – это ведь не российское ноу-хау, она есть в любой стране.

Э.К.: Когда проснулся ваш поэтический голос?

И.М.: Совсем недавно. Это произошло лет девять назад, абсолютно случайно. Наверное, это было связано с кризисом середины жизни. Я ощущала себя на разломе времён: я была мамой маленького ребёнка, и мамой уже выросших детей, и всё ещё чувствовала себя женщиной, и была весна…

Э.К.: Прочитаете что-то?

И.М.: Я не знаю наизусть свои стихи. Для меня они – терапия. Иногда ходишь, чем-то мучаешься... Раньше я не знала, а сейчас знаю: надо что-то написать, и становится легче. Как рюмка водки. Пишу я немного, нечасто, потому что стихи я выбаливаю. Невозможно всё время находиться в этом состоянии. Появляется строчка, образ, а вокруг него появляется стихотворение.

Э.К.: Есть какие-то ещё «патологии», кроме стихов?

И.М.: Прозу я тоже пишу, но не публикую её совсем. Спорт – это не патология, а здоровый образ жизни. Мне нравится играть в теннис, последние три года я играю. В прошлом я спортсменка-лыжница, у меня был третий взрослый разряд. На старт я выходила только тогда, когда была уверена, что займу первое место. Если у меня были сомнения, я даже не начинала.

Э.К.: Думаю, этого принципа вы придерживаетесь не только в спорте.

И.М.: Может быть, так и есть. Я просчитываю результат. Когда в декабре на конкурсе в министерстве труда мы заняли второе место, я две недели переживала.

Э.К.: Но для удмуртов занимать второе место – традиция. «Бурановские бабушки» были на «Евровидении» вторыми, Максим Вылегжанин так часто завоёвывал серебряные медали, что его прозвали Князь Серебряный…

И.М.: Это не для меня. Я воспринимаю любое дело как вызов, как призыв к победе.

Э.К.: Оставьте послание человечеству – тем, кто будет жить после нас.

И.М.: Я бы оставила людям призыв видеть больше светлого и доброго. Меньше выражать эмоций по поводу грязного и негативного, работать над тем, чтобы грязи было меньше, но при этом всё равно больше любить светлую сторону. Негативные эмоции быстрее запускаются, легче провоцируются, дольше живут, а для счастья нужно усилие. Но его стоит сделать.

Э.К.: Кто вы?

И.М.: Я – психолог, к сожалению или к счастью. Это не помогает жить. Отключить в себе профессиональное очень сложно, поэтому у меня не очень много друзей.

Э.К.: Главные сказки вашего детства – какие они?

И.М.: «Беляночка и Розочка». Я долго не могла определиться, на кого из них хочу быть похожей.

Э.К.: Сказки ваших детей, старшего и младшего, отличаются?

И.М.: У младшего ребёнка нет сказок: у него планшет, телефон, YouTube, фентэзи, вселенная Marvel с супергероями. А у старших – классика мировой сказки.

Э.К.: Кто ваши авторитеты, кроме младшего сына?

И.М.: Непростой вопрос. Есть авторитеты в профессии, конечно. С авторитетами в обычной жизни сложнее. Я очень трепетно отношусь к любому человеку, меня в этом даже упрекают знакомые и близкие. Убеждена, что каждый человек является носителем чего-то, чего я не знаю. И он в мою коллекцию жизненного знания что-то привносит, поэтому в чём-то всё равно оказывается для меня авторитетом. Люди успевают проживать то, чего я не успеваю проживать. Я это подсматриваю, подслушиваю и как будто получаю возможность прожить не одну жизнь, а многие.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх