На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

SUSANIN

157 подписчиков

Свежие комментарии

  • Леонид Ла Рошель
    Не стоит забегать вперёд паровоза - пока еще ничего не разрешили, а только внесли законопроект на рассмотрение. Обеща...Россиянам могут р...
  • Наталья Середа
    Ура Ура Ура!!!В Мурманской обла...
  • Велес Rus
    А НАС - РАТЬ! Для пидера-сынка это как рулон туалетной бумаги! Просрутся и подотрутся! Нашли про кого вспомнить...Лжепредпринимател...

Человек, который построил свой город

Человек, который
построил свой город
Беседа о том, для чего и почему у Ижевска должен быть главный архитектор.
4d4d4d; " data-animationappear="off" data-record-type="449" data-bg-color="333333; " data-record-type="165" data-bg-color="ffffff;">Дмитрий Стрелков
22 апреля 2024

открылась выставка, посвящённая личности и наследию архитектора Берша.



О том, что это был за человек, каков его вклад в развитие Ижевска, корреспондент «Сусанина» Дмитрий Стрелков постарался узнать из беседы с Заслуженным архитектором Удмуртии, архитектором-реставратором Ниной Степанюк.

В ходе диалога также удалось поднять актуальные для Ижевска вопросы: для чего нужен главный архитектор города, в чём специфика и проблемы работы с генпланом города и в чём же разница между благоустройством и градостроительством.


Пётр Берш родился 16 декабря 1933 года в селе Богословском Тульской области в семье рабочего совхоза (как было принято говорить, в семье зажиточных крестьян).

В 1941 году Пётр Петрович пошёл в школу.

В 1948 году Пётр Берш переехал в Ижевск, где пошёл в 5-й класс школы №23.

В 1953 году поступил в Ижевский коммунально-строительный техникум (ныне Монтажный техникум). После окончания его в 1957 году был направлен в трест «Удмуртстрой», где работал мастером, прорабом, главным инженером.

С 1962 по 1964 работал в тресте №18 Главзападуралстроя в качестве прораба.

Пётр Берш с лентой Почётного гражданина Ижевска.

Визит в Ижевск Андрея Вознесенского. Пётр Берш в центре.

«Ириской» оформлены панели с окнами, ул. Коммунров, 228. Фото ИА «Сусанин»

Пётр Петрович ратовал за комплексный архитектурно-градостроительный подход к застройке города. При нём для согласовывания застройки обязательно делались развёртки улиц. И в них рассматривалось, как проектируемое здание или сооружение новое встанет по масштабности, тектонике, пластике. И тогда же отслеживалось и озеленение, и всё остальное. И мы на этой развёртке рисуем, где проводим и пересекаем коммуникации, как решаем дороги и тротуары и так далее. То есть там в комплексе это рассматривалось и обосновывалось. Не просто была какая-то иллюстрация-картинка.

— Какие трудности в градостроительном деле были в те времена?

— Это же были бюджетные деньги, отпущенные на оборонные предприятия и их социальную инфраструктуру. Были и партийные заморочки, но Петру Петровичу сильно повезло, потому что главой города тогда был Борис Шишкин, который очень хорошо понимал и ощущал архитектуру и градостроительство, придавал им особенное значение и поддержку в существовании города. Бориса Владимировича все любили, потому что он шёл навстречу и строителям, и архитекторам; он был за разумное развитие города.

Тогда в Ижевске широким фронтом активизировалась застройка типовыми жилыми домами. Сначала это были кирпичные здания, а для ускорения строительства позже развилось крупнопанельное типовое домостроение. Берш с Шишкиным тогда отбили для города возможность производить серийные панельные дома в Ижевске — серии 335, 467, 83. Раньше любая постройка дома согласовывалась в Москве, в Минстрое СССР. Пётр Петрович постоянно ездил в Минстрой, согласовывая все эти стройки. А если девятиэтажка с лифтом — так это вообще сколько надо было инстанций пройти. Сложное было мероприятие для проектировщиков и главного архитектора города, легенды складывали о согласованиях в московских кабинетах.

А когда уж они, Берш с Шишкиным, добились того, что начали появляться высотные дома, — ведь сначала выше 9 этажей не разрешали строить, изредка кирпичные в 12 этажей. У нас же появились первые кирпичные 14-этажки — на перекрёстке улиц Горького и Кирова, на Центральной площади.

— С чем связана была необходимость в постройке таких высоток?

— Ижевск считался большим городом. По международной классификации он даже относится к крупнейшим. Изначально хотели город рассчитывать на миллион жителей, потом решили — ладно, 800 тысяч пусть будет. И чтобы не размазывать по территории, сохранить логичную структуру и компактность, надо было уплотнять его, то есть строить в высоту.

Градостроительство раньше было значимой, базовой нормальной наукой. Для подчёркивания пространственных, структурных, смысловых и архитектурных решений на живописном природном ландшафте требовались акцентирующие сооружения. Поэтому благодаря настойчивости главного архитектора удалось пробить тему разработки местными проектировщиками на основе имеющихся типовых серий и постройки 14-и и 16-этажных панельных домов.

Берш возглавлял все эти начинания и проекты, за всем следил лично. Важно понять, что, будучи человеком дипломатичным, он при этом никому не льстил, ни перед кем не прогибался, просто честно и нормально обосновывал и доказывал предлагаемые решения. Мудрому человеку не нужно притворяться или доказывать свою состоятельность.

Почётные граждане Ижевска: Вульф Беселев, Евгений Шумилов, Пётр Берш; 2000 г.

Архивный отдел администрации Ижевска

— Если с нынешней точки зрения смотреть, то все его достижения и решения позитивные?

— Да. Если бы он дальше работал на этом посту, то, допустим, транспортная схема Ижевска была бы реализована в большем объёме. Например, улица 10 лет Октября — её сейчас не могут никак пробить на Якшур-Бодьинский тракт. Там мост надо кинуть через речку Подборенку. Слава богу, пока не застроили этот проход, коридор пока есть.

Проблемы полноценного развития города начались в 1990-е годы, в период перестройки всех общественных структур и отношений. Тогда городские власти не смогли отбить у республики возможность «влиять» на развитие пригорода Ижевска — сопредельные участки Завьяловского района.

Дело в том, что застройка Завьяловского района должна развиваться в согласии с городом, потому что район окружает город. И при Берше ещё где-то как-то решали и согласовали возникающие постоянно вопросы и нюансы. Но в эпоху Перестройки началась беда — начали нарезать участки под гаражи по всем городским границам. Завьяловский район сказал: «Мы вам помогаем». И заткнули город этими гаражами. С северной и восточной сторон, по крайней мере. Сейчас приходится разгребать все эти проблемы. И этими гаражами заткнули проспект Калашникова, который толком не могли куда-нибудь вывести, сейчас в конце концов его провели южнее, чем он должен был пройти, да и то в борьбе со случайным землеотводом районных властей поперёк выезда под высотную застройку. Стратегия города и района не везде совпадают до сих пор.

— Какие ещё можно выделить «болевые точки» подобного наследия?

— Например, линии городских коммуникаций. Допустим, при Берше такого безобразия с коммуникациями как сейчас не было бы. У нас власти городские с застройщиками тихо задвинули вопрос модернизации и развития городских магистральных коммуникаций. В большинстве случаев они на одни и те же самые сети без реконструкции, без расширения, без ремонта вешают всё, не меняя коммуникации, не увеличивая их диаметр, не реконструируя насосные. Это очень опасная практика, чреватая катастрофическими последствиями.

Фото предоставлено УРО Союз архитекторов РФ
С теплоснабжением сейчас по-хитрому пошли. Если пройти по городу, на новых домах везде дымки идут — везде поставили газовые котельные. Это не совсем безопасно, но есть такая вещь — что не обязательно всё должно быть централизованно. Но водоснабжение и канализация — от этого никуда не денешься. Та же самая беда с электричеством.

То есть современные власти, решая по-быстрому текущие сегодняшние вопросы, не смотрят в будущее. А Берш жил этим городом, жил для этого города, думал о его проблемах. Он сам ставил вопросы перед властями, требующие неотложного решения, и давал свои предложения. При нём и были тогда все эти магистральные сети построены и разработаны проекты их развития.

— Вы уже несколько раз упомянули такие понятия как генплан и градостроительство. Первое сейчас на слуху, пресса неоднократно уже рассказывала про какие-то проблемы с утверждением нового генплана. Давайте расскажем читателям, что это за документ и в чём, на ваш взгляд, Фото ИА «Сусанин»
Подход к градостроительству, как к науке, был разный. Так, например, была разработана трёхступенчатая система обслуживания населения, которая предусматривала доступность и обеспеченность социальными, торгово-бытовыми объектами, транспорта, мест приложения труда, рекреаций для всего населения в зависимости от частоты пользования. Сейчас заграничные коллеги пытаются так делать, а наши, наоборот, пытаются перейти на иностранную надуманную модную схему «Город 15-минутной доступности». Чтобы в 15 минутах было абсолютно всё — одинакового уровня от магазинов и школ до театров, цирков, зоопарков и всего остального. Но в реальности невозможно каждый посёлок или квартал снабдить «Большим театром», дворцом спорта и «Эрмитажем», или всем обеспечить только одинаковые ларьки…

У нас в городе есть объекты республиканского значения, городского значения, районного значения, местного значения. Не может это всё быть одинаково. Поэтому была ступенчатость подхода.

Когда Семён Дудин рисовал первый генплан посёлка при Ижевском заводе, у него была производственная зона, жилая зона, и зона, где церкви — некий центр всё равно был. В принципе, структура Генплана Ижевска оттуда и пошла. Центр у нас остался — собор Александра Невского. Потом центр сместили на вершину холма. Но там стоял «Арсенал», который, скажем так, тоже градообразующий объект. Кстати, у Дудина была намётка на существующую эспланаду. Потом она практически на всех чертежах была там.

Аппарат администрации Ижевска, Пётр Берш в третьем ряду четвёртый слева (1995 год).

Архивный отдел администрации Ижевск

И структура города — прямоугольная сетка со связями между районами, между какими-то частями города, она была всегда. То есть структура генплана с самого рождения немножко подправлялась в связи с устройством жизни. Пётр Берш пришёл на работу, когда действовал генплан 1967-1971 годов, который был «развитием» генплана 1954-го года. Новые районы пристраивались, новые предприятия возводились.

Для города на 700 тысяч это очень компактный генплан, у нас очень компактный город. И он очень логичен по связям, потому что он развивался естественно, не насильственным путём. Надо было поддерживать это всё. Отметки высотные, овраги, реки — всё это надо было отслеживать.

По ходу жизни Ижевск много работал с ведущими специалистами «Ленгипрогора». Сейчас также пытаются в Ижевск выйти на корректировку генплана — «Гипрогор» московский, там гендиректором работает Елена Чугуевская, бывший главный архитектор Удмуртии. Эта последовательность поколений одними логическими системами, в одних руках преемников этот город развивается. То есть логика и плюс ещё опыт знаний, которые накопили за эти годы, они передаются.

— А что такое градостроительство?

— Градостроительство — это наука, которую пытаются угробить. Но без неё, без стратегии, невозможно обеспечить оптимальное взаимоувязанное развитие структур поселений и территорий. Всё отдают под ответственность за жизнеорганизацию общества предпринимателям, не обладающим необходимыми знаниями и в основном не ориентированным на интересы общества. Должна быть какая-то структура, какой-то скелет должен быть, по которому должно идти развитие. Вот генплан — это скелет, который обрастает в нужных местах нужными мышцами.

Фасад дома украшен битой плиткой, ул. Владимира Краева, 31.

Фото ИА «Сусанин»

Сейчас, например, у нас периодически проявляются разногласия по транспортной схеме. Её же при остроте вопроса никак не могут или не хотят реализовывать. Проблемы транспортных связей и пропускной способности видны в разных частях города — улица Автозаводская не смогла реализоваться выходом на Воткинское шоссе с недостройкой моста через железную дорогу и уткнулась в проезд Копровый; улица Ленина превратилась вместо прямого выхода на Завьяловский тракт в игольное ушко у торговых центров; улица Азина затормозилась в предусмотренном расширении; как уже упоминала, 10 лет Октября не пробили в сторону Металлурга; многострадальный проспект Калашникова увяз в безответственной раскройке под застройку Восточного посёлка...

Беда в том, что город умудрился продать территории: предприниматели взяли и скупили участки на Восточном посёлке, которые должны были пойти под проспект Калашникова. Как всегда, покупают под условный киоск, потом расширяют, находят всякие лазейки, ставят дом на несколько квартир, а потом этих жителей уже не расселить.

— В соцсетях ругаются и говорят, что они ИЖС — индивидуальное жилое строительство.

— ИЖС уже давно не ИЖС, там уже многоквартирные дома, где много квартирок по три квадратных метра на каждого, и все родственники. И витиеватости законодательства это позволяют устраивать. Этакая несогласованность действий общества и отдельных его членов.

— Ну, а тогда, есть ли перспективы в идеях обустройства транспортных путей в Ижевске?

Сейчас мы для улучшения транспортного потока предлагаем в перспективе улицу Кирова в месте пересечения с Подборенкой пропустить по путепроводу с трамваем, а речку со всеми связями — под ними, и рельеф способствует. Благодаря этому можно было сделать развязку и выйти на набережную, потому что у нас на неё выехать можно сейчас только с плотины. Остальное всё по вертикали.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх