SUSANIN

101 подписчик

Свежие комментарии

  • Георгий Михалев
    Обычное дело в Турции. Редкий случай, чтобы турпоездка не окончилась трагедией.В Турции автобус ...
  • Шустрый и Злой
    Надо же, первоклашка, а уже тварь конченая..представляю, какие у нее родителиДвойка на лбу: в ...
  • Сергей черкасов
    ЧЕПУХА!Аналитики выяснил...

Бюджет в поисках баланса

Бюджет в поисках баланса

2020 год стал испытанием для бизнеса и властей Удмуртии. Нерезиновый бюджет пришлось растянуть настолько, что в 2021 год республика вошла с историческим размером госдолга и дефицитом свыше 18 миллиардов рублей. О финансовой устойчивости прошлых лет, постковидном настоящем и перспективах информационному агентству «Сусанин» рассказал заместитель председателя правительства Удмуртской Республики Анатолий Строков.

- В 2018 году бюджет Удмуртии по доходам был исполнен с точностью до миллиарда, чего не случалось с 2013 года. Как вам это удалось и почему не получилось в 2019 году?

- Действительно, в 2018 году фактические доходы Удмуртской Республики составили 73,2 млрд рублей при плане в 73,5 млрд рублей. То есть исполнение было 99,6%.

В 2019 году в бюджет поступило 80,7 млрд рублей. К первоначальной сумме доходов у нас было исполнение 110,7%. Но после уточнения исполнение доходов в 2019 году стало 95,7%. Мы недоисполнили, по сути, бюджет по доходам. И рост доходов к аналогичному периоду 2018 года был только 10%.

Основное невыполнение плановых назначений в 2019 году было связано с налогом на прибыль организаций, который у нас по итогам исполнения составил 89,1%. Причина в том, что первые 4 месяца мы шли с опережением, и налог на прибыль поступал с ростом 15%.

Учитывая эту благоприятную тенденцию, мы в бюджете увеличили плановые поступления по налогу на прибыль. Но начиная с июня 2019 года, по одной из крупнейших нефтяных компаний началось снижение поступления налога, и связано это было с форс-мажорными обстоятельствами на федеральном нефтепроводе «Дружба». Как следствие, налог на прибыль организаций за 2019 год поступил в сумме 21 млрд рублей с ростом всего лишь на 2,2% к уровню 2018 года. Поэтому у нас не сложилось так удачно, как в 2018 году.


- Бюджет 2021 года принят с доходами в 76,5 млрд рублей и дефицитом в 230,9 млн рублей. Это оптимистичный или пессимистичный прогноз?

- Скорее это прогноз без завышенных ожиданий. Плановые назначения по доходам 2021 года у нас утверждены в объеме 76,5 млрд рублей. Налоговые и неналоговые – на уровне 52 млрд рублей. Если мы отсюда вычтем еще целевые доходы, которые составляет дорожный фонд, то получим 46 млрд рублей. То есть рост у нас к предыдущему 2020 году - 5,4%.

Планирование доходов осуществлялось на базе показателей прогноза социально-экономического развития Удмуртской Республики на ближайшую трехлетку, а также прогнозов главных администраторов доходов бюджета, в частности Управления федеральной налоговой службы. Они пессимистичны в своих оценках. Примерно 1-1,5 млрд рублей у нас расхождение. Но мы все-таки решили оставить объем собственных доходов на уровне 52 млрд рублей. Считаем, что в течение года путем работы с налогоплательщиками все же сможем достичь этой цифры.

Для этого принимаются меры по наращиванию доходного потенциала региона, проводится оценка эффективности предоставляемых налоговых льгот, реализуется программа оздоровления государственных финансов Удмуртской Республики. И по итогам 2021 года мы ожидаем исполнения плановых назначений в полном объеме, ну а в нашем случае я считаю, что мы перевыполним эти показатели.

Кроме того, правительством Удмуртии ведется постоянная работа с органами государственной власти федерального уровня по привлечению в регион дополнительных средств из федерального бюджета.


- Индивидуальный план развития республики, о котором глава говорил президенту, сыграет на руку уже в этом году?

- Со второй половины 2021 года мы ожидаем от правительства Российской Федерации дополнительных объемов финансовой помощи. На сегодняшний день соотношение между теми объемами средств, которые мы зачисляем в федеральный бюджет, и теми, что остаются у нас в республике, составляет примерно 70% на 30%. По 2019 году это было 72% на 28%, а за 10 месяцев 2020 года – 69% на 31%. Мы досчитываем сейчас все показатели, и по итогам 2020 года выйдем примерно на уровень 67% на 33%.

Для того чтобы у нас оставались деньги для развития, без индивидуального подхода к республике не обойтись. Мы надеемся, что будет соотношение 60 на 40. Индивидуальная программа будет разрабатываться в течение первого квартала, все организационные процедуры будут проходить во втором квартале 2021 года, а полномасштабная реализация, я надеюсь, начнется уже с июля.


- Несколько лет вам удавалось сдерживать госдолг Удмуртии, но в 2020 он всё-таки показал существенный рост. Что будет дальше?

- Давайте посмотрим на наш госдолг. За последние три года результатом работы правительства республики по финансовому оздоровлению региона стало не только сдерживание роста госдолга, но и его сокращение. За период 2017-2019 годы госдолг сократился практически на 2,9 млрд рублей. За счет снижения коммерческой задолженности улучшена его структура.

К сожалению, 2020 год свел к нулю принятые республикой меры по снижению уровня долговой нагрузки. В 2020 году Удмуртия, как и многие другие регионы, оказалась в сложной экономической ситуации, связанной с введением карантинных мер, неблагоприятной конъюнктурой цен на сырьевых рынках. Как следствие у нас произошло падение налоговых и неналоговых доходов регионального бюджета, которое составило по итогам 2020 года 8,1 млрд рублей.

На фоне снижения этих доходных поступлений имел место объективный рост расходов. Во-первых, нам необходимо было обеспечить повышение оплаты труда работникам бюджетной сферы. У нас увеличен МРОТ, темп роста 2020 года к 2019 составил 107,5%. Также за счет средств федерального, регионального бюджетов были выплачены стимулирующие средства медицинским и социальным работникам в рамках противоэпидемиологических мероприятий. Во-вторых, в условиях пандемии большой объём бюджетных средств был направлен на борьбу с новой коронавирусной инфекцией и поддержку отраслей экономики, категорий граждан, которые наиболее пострадали от введения ограничительных мер. По итогам 2020 года расходы за счет средств бюджета Удмуртской Республики на эти цели составили практически 5 млрд рублей. Третья причина – увеличение мер социальной поддержки: мы проиндексировали меры социальной поддержки населения, обеспечили со стороны республики софинансирование новых федеральных мер поддержки семей с детьми. Это и ежемесячная денежная выплата на ребенка от 3 до 7 лет, и бесплатное питание для обучающихся с 1 по 4 класс.

Совокупность этих факторов: объективный рост расходов на фоне падения доходных источников привела к существенной разбалансировке бюджета в процессе исполнения. Несмотря на принятые правительством Удмуртии оперативные меры по укреплению бюджетной дисциплины и повышению ликвидности счета бюджета, в условиях острого недостатка средств мы были вынуждены привлекать кредитные заимствования для обеспечения первоочередных и неотложных задач. В результате с начала года объем государственного долга увеличился на 18,2 млрд рублей и составил на        1 января 2021 года 64,2 млрд рублей.

Что касается перспектив, то главой Удмуртии перед финансовым и экономическим блоком правительства поставлена задача по дальнейшему сдерживанию роста госдолга. Но у нас все-таки есть инвестиционные расходы, связанные, например, с реализацией планов по развитию села. На это мы можем заимствовать, потому что понимаем, что в дальнейшем на вложенный рубль получим два. Это задел под будущие доходы, который позволит в дальнейшем рассчитаться по своим долговым обязательствам и снизить в перспективе государственный долг.

 

- В конце 2020 года правительство Удмуртии анонсировало выпуск пятилетних облигаций на 10 млрд рублей. Почему именно облигации, а не коммерческие кредиты?

- Выпуск облигаций является таким же видом привлечения долгового финансирования, как и получение коммерческих кредитов. В данный момент на финансовом рынке мы столкнулись с проблемой привлечения «длинных» денег. Банки выдают кредиты на срок полгода-год, и, если очень попросить - полтора года. Вместе с тем, облигации размещаются на срок от 5 до 10 лет. И, например, в настоящее время в Удмуртской Республике находятся облигации выпуска 2016 года на сумму 5 млрд рублей сроком на 10 лет. Поэтому выпуск облигаций является источником долгосрочного финансирования дефицита бюджета и позволяет снизить риски рефинансирования долговых обязательств региона.

Кроме того, размещение наших облигаций происходит на торговой площадке Московской биржи среди широкого круга инвесторов, и это позволяет нам добиваться снижения стоимости заимствований. Также хочу отметить, что облигации Удмуртской Республики включены в так называемый ломбардный список Центрального банка, то есть принимаются в качестве обеспечения по предоставленным кредитам. И это делает их еще привлекательнее для потенциальных инвесторов. Поэтому мы и выбрали выпуск облигаций. Выпустили одну, чтобы этот выпуск состоялся, чтобы в этом году была возможность привлечь их в максимальном объеме, если понадобится.


- С чем связан отказ банков от долгосрочного кредитования?

- Это реакция на то, что банки не совсем принимают ту ключевую ставку, которую устанавливает Центральный банк и всё надеются на её рост. Но в перспективе, по нашим подсчетам, нет никаких объективных обстоятельств для того, чтобы ключевая ставка росла. Поэтому я думаю, что и коммерческие банки изменят свою политику при кредитовании правительств субъектов и начнут выдавать «длинные» деньги хотя бы на три года.


- Осенью некоторые аналитики заявляли, что ряд регионов может быть признан банкротами. Какова вероятность такого сценария для Удмуртии?

- В бюджетном законодательстве как таковое понятие «банкрот» отсутствует. Есть понятие «просроченная задолженность» – задолженность, образовавшаяся ввиду неисполнения в установленный срок долговых обязательств. В случае если просроченная задолженность по исполнению долговых обязательств превышает 30% объема собственных доходов бюджета субъекта, в нашем случае это порядка 15,5 млрд рублей, то правительство Российской Федерации подает в Верховный суд ходатайство о введении временной финансовой администрации в субъекте. Удмуртская Республика имеет репутацию надежного заемщика, который в полном объеме и в установленные сроки рассчитывается по своим долговым обязательствам. В настоящее время просроченной задолженности по заимствованиям у нас нет.

 

- Создание центра закупок повысило надежность процесса, выявило схемы выбора «нужного» поставщика?

- Выявило, безусловно. И на первоначальном этапе мы сталкивались с завышением цен, с аффилированностью компаний, которые представляют ценовые предложения. Но за эти несколько лет существования единого центра закупок все подобные схемы ушли в прошлое. Система стала прозрачной, понятной и доступной всем пользователям. К нам едут из разных регионов страны перенимать опыт, и, по мнению Минфина России, это одна из лучших региональных практик, которая должна распространяться во всех субъектах.


- Редко, но всё же появляется информация о нарушениях при закупках. Так, например, в анонимных телеграм-каналах сообщалось о приобретении для больниц компьютеров с несоответствующими характеристикам. Реагируете на такие сообщения?

- Мы реагируем на официальные обращения. Действительно было обращение, где нам пришлось проверять все те моменты, которые в нем были. Мы привлекали независимых экспертов, трех компаний, которые сказали, что да, технические характеристики не соответствовали, но это привело не к ухудшению, а к улучшению комплектации. Никаких нарушений со стороны поставщиков не усмотрели.

Сейчас идет процесс проверки многофункциональных устройств, по которым тоже были выявлены несоответствия техническим характеристикам. Ведется независимая экспертная оценка, и дальше мы скажем свое мнение. Здесь не столько центр закупок, сколько поставщики, выбранные по результатам аукциона либо других закупочных процедур. Если независимые компании скажут о том, что где-то ухудшилось техническое состояние этих МФУ, то мы их вернем. Денежные средства мы еще и не перечислили.


- Гораздо меньше стало сообщений от антимонопольной службы о жалобах на закупки.

- В разы сократилось. Нам УФАС говорит большое спасибо за то, что мы их избавили от этой рутинной работы.


- Ваш прогноз на 2021 год.

- Прогнозировать сложно. Но учитывая, что год мы начали с дефицитом в 23,5 млрд рублей, то год будет сложный. Это та сумма подтвержденной потребности, которую мы не смогли уместить в бюджет. Сумма немаленькая, как мы понимаем, с госдолгом у нас уже ситуация не очень стабильная, как было в 2019 году, когда мы имели его 82% к уровню собственных доходов. Сейчас по итогам 2020 года это 130% к нашим собственным доходам.

Поэтому мы будем работать с нашими налогоплательщиками, юридическими и физическими лицами, чтобы у них росла экономика и благосостояние каждого отдельного человека. И очень надеемся, что коллективная иммунизация позволит сокращать расходы, связанные с новой коронавирусной инфекцией, и что в полную мощь заработают предприятия, которые будут платить налоги, и ситуация с бюджетом выправится. Но это так, наши задумки. Мы пока исходим из реалий сегодняшнего дня и говорим себе, что сложно, но мы выдержим, со всеми обязательствами справимся, все расходы не только социальной, но и экономической направленности будут профинансированы.


- Когда республика выйдет из кризиса?

- Если посмотреть экономику сегодняшнего дня, это 2016 год. Мы спустились в 2016 год. Очень надеемся, что к 2023-2024 году мы все-таки выйдем на уровень выше, чем 2019 год. На 2020 без коронавируса.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх